Экономика стран востока

Позиции С. Кондрашова совершенно иные, нежели А. Островского или Л. Васильева. Он ставит вопрос: „Каковы практические результаты все шире и смелее внедряемого товарно-рыночного, многоукладного социализма?" [2, 1988, 5 авг.]. Отвечая на него, автор пишет: „Усваивая собственные уроки строительства социализма, и мы, и китайцы, очевидно, поняли, что закон застоя — единообразие, а закон развития — многообразие, плюрализм. Только через многообразие может развиваться и обогащаться жизнь, через процесс вечного обновления, соперничества, выбора и отбора". Его вывод: „...Нам стоит обратить самое пристальное внимание на экономический плюрализм, достигнутый в Китае" [там же].

Итак, с точки зрения А. Островского и С. Кондрашова, в КНР в итоге реформ сложилась многоукладность. По мнению первого автора, произошло движение вспять, по мнению второго — наоборот, вперед, „к многоукладному социализму". Кто прав?

Нетрудно заметить, что в основе рассуждений этих авторов лежит понятие „уклад". Л. Васильев, наоборот, полностью игнорирует его, равно как и другие, отражающие и выражающие экономическое содержание реальных институтов — государства, аппарата власти, собственности. Эта позиция уникальна. Тем не менее и она свидетельствует, что необходимо разобраться в содержании и методологическом значении понятия „уклад". Это занятие, прямо скажем, не совсем академическое, а вполне практически насущное: все чаще и упорнее некоторые авторы толкуют о необходимости многоукладное™ в СССР.

Рекомендуем

Интересное

Полезное
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031