Экономика стран востока

Архив за месяц: Февраль 2011

Главные ориентиры политики КПК и китайского государства - реформы и открытость - явились поэтому жизненно важными для судеб социализма, основополагающими выводами, полученными в результате анализа внутреннего положения и мирового развития.

Реформы в КНР продолжаются. Уже известны важнейшие перспективы их продолжения на ближайшее десятилетие. Остановимся в этой связи только на некоторых сторонах китайской экономической жизни, представляющихся нам наиболее актуальными для нашей экономики, осуществляемых и будущих реформ советского хозяйственного механизма.

Проблемы: кризис веры в социализм и марксизм, кризис доверия к политической партии, возглавляющей строительство нового общества. Выкристаллизовалась труднейшая проблема стратегии и тактики: каким должно быть общество, мечты о котором связаны с социализмом? Можно ли его построить и, если можно, каким образом? Иначе говоря, встал вопрос „прописки на земном шаре", как сказал однажды Чжао Цзыян.

Ответ на него предполагает четкое понимание одной мысли: радикальное обновление общества есть единственный путь в будущее. Перестройка и реформы - необходимейшие методы и способы расчистки завалов прошлого и создания новых устоев жизни. Только в этом случае будет не просто „право", состоится „прописка на земном шаре". В этом заключается в конечном счете международное значение перестройки в КНР, СССР, в других социалистических странах.

Судьбы социализма зависят от соблюдения исконно социалистических принципов и норм жизни, попранных либо не реализованных в предшествующие годы. В их основе лежит известный принцип: „Свободное развитие каждого как условие свободного развития всех". Последовательное его претворение возможно тогда, когда общество, а не государство и не одна какая-либо общественная группа за общество и для него будет определять характер и формы общих устоев жизни. „Свободное развитие каждого как условие свободного развития всех" невозможно ввести в одну ночь. Либо этот принцип направляет жизнь общества, постепенно обогащаясь новым содержанием, новыми формами реализации, либо он не будет иметь место в жизни никогда. При этом вряд ли надо говорить о том, что этот принцип несовместим с централизованной административно-командной системой управления. Иначе говоря, необходимость ликвидации этой системы не только стала диктоваться текущими потребностями выхода из кризисного или полукризисного состояния, что стало осознаваться в социалистических странах в первую очередь, но превратилась в основное условие их выживания и развития.

Со временем становилось также все более ясно, что изоляция от внешне го мира, существование практически вне границ всемирных связей и хозяй ственных отношений, хотя и создавала на время определенную экономи ческую безопасность, вела к серьезнейшим потерям, в конце концов по, дяшим к утрате не просто экономической безопасности, а самого главного — потенциала экономического саморазвития. Ибо этот потенциал мог воспроизводиться и нарастать только в ходе свободного обмена идеями, товарами, в процессе международного сотрудничества и конкуренции.

Еще более отчетливо осознавалось, что вооруженное противостояние социализма и капитализма превратилось в фактор всеобщего экономического истощения и всемирной военно-политической напряженности. Человечество приблизилось к порогу самоуничтожения. Стратегии взаимного устрашения изжили себя, а вместе с тем утратили право на существование

Догоняющие" стратегия и тактика требовали централизованной нистративно-командной системы управления обществом, единственно о собной вести „гонку за лидером". В свою очередь, эта система управления утверждала полную покорность общества, добивалась сведения к минимуму индивидуальной и коллективной самодеятельности и инициативы. Ничто не могло поколебать основы „догоняющей" стратегии и тактики, достижения в ряде сфер и новейших отраслей науки, техники, произво социалистических стран, свидетельствовавшие в пользу вывода о возмо ности и необходимости поиска новых, свободных от слепого повторения уже найденных решений в развитии производительных сил, создания простора для творчества, индивидуальной и коллективной инициативы, предприимчивости, самоорганизации.

Трагедии истекших десятилетий породили боль утрат в сотнях миллионов семей, в сердцах целых народов на протяжении жизни нескольких поколении, создали историческую память с неравномерной многослойное гью светлых и мрачных воспоминаний. Возникли острейшие общественные родном масштабах. А тут ешс началась новая всемирная революция - научно-техническая, которая втянула в бурный поток небывалого интенсивного взлета производительных сил одновременно все более или менее развитые страны капиталистического мира. Капитализм, а не социализм сумел стать главным двигателем научно-технической революции. Капитализм, а не социализм сумел первым эффективно воспользоваться ее результатами. Разрыв в уровне экономического развития между наиболее экономически развитыми странами и остальной частью мира начал интенсивно возрастать.

Стратегия и тактика, основанные на девизе .догнать и перегнать", продемонстрировали свою несостоятельность. Дело даже не в том, что их творцы и популяризаторы частенько ошибочно отождествляли уровень производительных сил с объемом производства, увязывали его с идеей безуслов преимущества крупных обобществленных форм производства, слишк прямолинейно и однобоко представляли, что общество — плоть от пло системы машин, что они не были свободны от многих других заблуждений ошибок, просчетов. Постепенно становился все более осознаваемым то факт, что „догоняющие" стратегия и тактика обрекают страны на повто ние пройденного другими пути, порождают и воспроизводят впечатление даже убеждение в существовании некоего мирового центра технико-тех логического прогресса и неспособности остальных стран к сколько-нибу самостоятельным новациям в этой области.

Если таково положение сейчас, го разве есгь основания для иного представления о будущем? Наоборот, исторический опыт свидегельсгвуег: развитие идет по законам усложнения и многообразия, несовместимым с законами упрощения и унификации, свойственными, скажем, любой централизованной административно-командной системе управления. Потенциал жизнеспособности общества прирастает не столько за счет количества и мощи машин, находящихся в его распоряжении, сколько благодаря развитию человека, его гражданских принципов, творческих способностей, деятельного начала, нравственных основ, традиций предков. Но административно-командная система нуждается прежде всего и главным образом в безгласном „винтике", „буйволе", во взаимозаменяемых в любое время исполнителях воли некоего .дентра".

В прошлом существовали разные варианты строительства нового общества, не требовавшие обязательного применения варварских методов борьбы против варварства. И эти варианты сохраняют определенное значение и сегодня: требуется не только досконально выяснить причины их не-реалнзованности (это важный урок для настоящего и будущего), выявить нх рациональное зерно (что может быть важнее плодотворной идеи?), а глав-"ое - предельно усвоить исторический опыт и бережно отнестись к современным идеям, концепциям, предлагаемым вариантам решения актуальных Проблем развития.

Оказалось, однако, что капитализм не собирается умирать. Симптомы Неизлечимой болезни были преувеличены, неправильно истолкованы. Организм переборол болезнь и продолжил развитие в национальном и международные системы управления, реализующие эти стратегии в разных межгосударственных блоках. Путь диалога, взаимопонимания, сотрудничества, мирного соперничества - единственная политическая альтернатива, обеспечивающая выживание и прогресс человечества.

Вот почему развитие мира со всей остротой снова поставило вопрос о судьбах социализма. Строить его можно - на эти сомнения прошлого история дала положительный ответ. Несмотря на беспрецедентные потери, старт все же состоялся. Народы осознали или, может быть, точнее сказать, приступили к осознанию действительных масштабов человеческих, культурных, нравственных потерь, социально-политических и иных последствий извилистого пути, пройденного ими в ходе начавшегося строительства нового общества.

Один из главных выводов, сделанных в ходе мучительной самооценки исторического опыта, заключается, похоже, в том, что будущее общество никак не будет одновариантным слепком с наличных производительных сил. Свидетельств этому в окружающем мире много, их не надо искать: страны с одинаковым уровнем производительных сил существенно отличны друг от друга по своему общественному устройству. США не похожи на Японию, Великобритания — на ФРГ или Францию и т. д. Аналогична ситуация и в социалистическом мире. Достаточно, скажем, сравнить ГДР и ЧССР, Венгрию и Польшу, Болгарию и Румынию.

Рекомендуем

Интересное

Полезное
Февраль 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28